Родовая память

Обучение

БИЛОТЕРАПИЯ

Тонкополевая медицина

Психологическое консультирование

Услуги для компаний

Это интересно

Разное

Контактный телефон

8 (916) 806-79-81

Поделиться с друзьями

Подписка

Подпишитесь на нашу рассылку

Каталог товаров

Как оплатить

29.04.2010 Два вектора времени

Станислав Ермаков


Глубоко, едва ли не до мозга костей въелась в нас современность. И былое, и грядущее мерим мы одною меркою – собственной. И невдомек большинству из нас, что мерка эта может оказаться… кривою.

«С которого времени вести летоисчисление?» Столько раз приходилось обсуждать эту тему, что она, наверное, на зубах навязла. «Надо считать с потопления Атлантиды», — говорят одни. «Нет, с прилета наших предков во-о-н с той звезды», — твердят другие. «От сотворения мира, и никак иначе», — настаивают третьи. И невдомек никому из спорщиков, что думать так и полагать, будто они-то и живут в Традиции и Традицией – в лучшем случае наивное заблуждение.

Идея времени как отрезка непрерывной прямой, имеющего начало и конец, складывается довольно поздно и зарождается в древних культурах, воспринимающих Мироздание как нечто отдельное от его Творца. Все происходит лишь единожды, если вообще не предопределено заранее.

Иначе воспринимали время жители древней Евразии. В основе представления о времени наших предков – идея «вечного возвращения». Человек убежден в том, что Вселенная существует циклично – раз за разом возрождается и самообновляется: мир возникает, развивается, проходит пору зрелости, после чего приходит к концу жизни и… все повторяется сызнова. Для человека мерилом цикла служит прежде всего один год – промежуток времени от некоего «природно-космического» события до его, этого события, повторения. Снова и снова настает – нет, не время, — пора. Пора охоты. Пора посева. Пора сбора урожая. Пора праздника.

Человек наравне с богами (богом) есть неотъемлемая составляющая этого мирового процесса. Он, если угодно, сотворец, своим правильным поведением непосредственно содействующий упомянутому рождению, взрослению, зрелости и умиранию Мира. Пусть в обыденной жизни он и волен поступать так, как-то  свойственно племени людскому, в силу каких-то причин утратившему постоянную сопричастность горнему миру (да, в сущности, едва ли и сможет действовать иначе, будучи только человеком), но в «ключевые» отрезки кольца времени он, в сущности, такового права лишен.

Отсюда берет свое начало идея праздника – события или периода не столько радостного, сколько сложного и очень ответственного. В традиционном сознании неучастие людей в божественном деянии-празднике чревато разрушением мира. Потому-то каждый год и творили они обряды, суть которых – воспроизведение поступков богов усилиями людей в плоскости человеческого бытия. Видимо, не случайно руское «обряд» имеет один корень со словом «порядок» и отдаленно родственно санскритскому rta, rita – мировой закон.

Циклическое время, как и личное, неоднородно. Иногда оно движется быстрее, иногда медленнее. Так и мы порой говорим «день пролетел», «день тянется».

Люди прошлого, скорее всего, сочли бы современный светский календарь нелепостью. Несуразицей. Они бы не смогли понять логики его устроения. Наши предки хоронили в Корочун умершее Солнце минувшего года, а потом, приняв участие в священнодействии, встречали Солнце новое, народившееся.

Там нет времени, но есть нечто иное, неизвестное. Время существует здесь, среди людей. И оно движется по кругу.

Посему так ли важно, сколько лет назад произошло «мирское» событие? Если оно «от людей» — оно вторично и несущественно для Вселенной. По крайней мере, не настолько существенно, чтобы вновь и вновь заострять на нем внимание. Помнить – да, но вести от него счет годам – признак десакрализации события, разрушения векового обычая.

Если же речь идет о деянии Высшего порядка, о божественном деянии, то вновь неважно, как давно оно происходило: это событие происходит каждый раз заново. А деяния предков (славяне – «Даждьбожьи внуки») тогда божественны, когда приобретают вселенскую значимость.

Крутится из года в год колесо времен. Боги творят мир снова и снова. О каком «счете от…» может идти речь? В лучшем случае скажут: «Давно это было, когда еще не было Луны». Но все случается вновь. Здесь. И сейчас.

Разделение времени на «священное» и «мирское» требовало, надо думать, не только исчисления порядка и сроков смены лета, осени, зимы и весны, но и, конечно, неких «линейных» бытовых расчетов. Речь идет об определении, например, сроков беременности, о назначении даты поминовения и так далее.

Сегодня мы считаем годы в том числе и для того, чтобы «закрепить» свою историческую память. В традиционном обществе в этом не было нужды – деяния предков жили в песнях, преданиях, если не вообще проявлялись в самом окружающем мире в виде природных перемен. Хотя в Древней Италии существовал, скажем, счет от основания Рима, он появился сравнительно поздно и был нужен более для оправдания политики Римского государства. Но куда важнее был древний священный календарь, позволявший исчислять сроки наступления событий иного, вселенского порядка.

Что же, понедельники, вторники или четверги мы легко установим сегодня по обычному «светскому» календарю с красивой картинкой. Но наше внутреннее Я, наше естество жило и продолжает жить по природным законам, по «божественным правилам». И поделать с этим ничего нельзя, да и не нужно.

Посему при разговорах о древних знаниях имейте в виду: тот, кто считает время по годам «от…», быть может, и неплохой человек. Но он не до конца понимает, о чем говорит. Или…