Родовая память

Обучение

БИЛОТЕРАПИЯ

Тонкополевая медицина

Психологическое консультирование

Услуги для компаний

Это интересно

Разное

Контактный телефон

8 (916) 806-79-81

Поделиться с друзьями

Подписка

Подпишитесь на нашу рассылку

Каталог товаров

Как оплатить

16.12.2011 Когда и почему пропали славянские имена и прозвища?

То, чем мы порой гордимся, и что является отличительной нашей особенностью, это наша фамилия. Когда же появились наши фамилии?


Составитель сборника «Словарь современных русских фамилий» И.М. Ганжина пишет:

«…Значительная часть современных русских фамилий образована от имен церковного календаря. Эти имена, ИНОЯЗЫЧНЫЕ И ЧУЖДЫЕ РУССКОМУ НАРОДУ, только в XIX-XX вв. стали активной базой для создания русских фамилий. Но в XVI-XVIII вв. такие фамилии БЫЛИ НЕМНОГОЧИСЛЕННЫ и образовывались, как правило, от светских, бытовых вариантов канонических имен, обычно от полной формы (Борисов, Юрьев, Андреев, Нефедов, Исаев и т.п.). Основная масса фамилий, образованных от христианских имен, в том числе от уменьшительных и уничижительных форм (типа Ванюшечкин, Иванчиков, Васьков), возникла не ранее второй половины XIX века, в период массового «офамиливания» русских крестьян…»

В одной из своих статей, изучая старославянские имена/прозвища в сельце Муромино Старорязанского стана Переяславль-Рязанского уезда, я пришел к любопытному выводу. В 1646 г. всего 5 человек по этому сельцу и находящейся рядом деревне Семкино писались в официальном документе не с христианским, каноническим именем, а ПОД СТАРОСЛАВЯНСКИМ! При этом, в селе Казари, куда жители Муромино и Семкино ходили в церковь, в переписи, составленной на 17 лет раньше (1629 г.) уже НЕ БЫЛО ЗАФИКСИРОВАНО НИ ОДНОГО НОСИТЕЛЯ СТАРОРУССКОГО ИМЕНИ. Да, почти все жители писались трехчленной формой (с дедичеством), но все были записаны ПОД ХРИСТИАНСКИМИ ИМЕНАМИ.

А между тем «Словарь» Тупикова и «Ономастикон» Веселовского пестрят примерами МАССОВОГО использования этих имен ВСЕГО ЛИШЬ во 2-й половине XVI века.

О чем говорят вышеприведенные факты? Почему к середине XVII столетия в вышеупомянутых селениях практически ВСЕ НЕХРИСТИАНСКИЕ имена/прозвища БЫЛИ практически полностью ВЫТРАВЛЕНЫ из употребления без исключения? Что произошло за 2-ю половину XVI – начало XVII вв?

Автор первого фундаментального труда о русских именах и фамилиях Н.М. Тупиков пишет:

«В XVII в. русские имена (имеются в виду НЕХРИСТИАНСКИЕ, НЕЦЕРКОВНЫЕ) стали терять свое значение личных имен…»

Я очень уважаю Тупикова. За то, что он БЫЛ ПЕРВЫМ. За его колоссальный, титанический труд по сбору материала. Но Тупиков НЕ ОТВЕЧАЕТ мне на простой вопрос: «Почему?» Почему вдруг эти имена стали терять свое значение? Само собой ведь НИКОГДА НИЧЕГО НЕ ПРОИСХОДИТ. Это не слепой случай или провидение. Значит, должна быть причина, какая-то логика во всем происходившем!

Мода? Помилуйте. Это ж не XX век, когда человек настолько свободен, что ВОЛЕН выбирать все то, что ему заблагорассудится. И потом, даже мода делается конкретными людьми и их вкусами. Пример из Петровского:

«…Учительница С.Н. Уварова из села Коростово Рязанской области пишет, что «из 23 учениц, окончивших в 1955 году семилетку, было 17 Нин! За последние два года новорожденные девочки в названном селе называются или Танями, или Надями. Исключения редки…»

XVII же столетие – это апологет архаичности! Вопрос мой простой, но я не могу найти на него ответа. А вопросы продолжают нарастать как снежный ком! Раз были причинно-следственные связи в этих событиях, значит за этими событиями СТОЯЛ КАКОЙ-ТО КОНКРЕТНЫЙ ЧЕЛОВЕК! Или, на худой конец, отдельные личности. Но кто? Кто именно? Ради обыкновенного любопытства, интереса, хочется разобраться.

Итак, заглянем для начала в век семнадцатый. Потому, что ИМЕННО ТОГДА исчезают из употребления древние, старорусские имена.

В.О. Ключевский пишет:

«…До XVII в. русское общество отличалось цельностью своего классового состава. Боярин и холоп неодинаково ясно понимали вещи, неодинаково твердо знали свой житейский катехизис; но они черпали свое понимание ИЗ ОДНИХ И ТЕХ ЖЕ ИСТОЧНИКОВ, твердили один и тот же катехизис и поэтому ХОРОШО ПОНИМАЛИ ДРУГ ДРУГА, составляли однородную нравственную массу.

Западное влияние РАЗРУШИЛО ЭТУ ЦЕЛЬНОСТЬ. Оно не проникало в народ глубоко, но в верхних классах общества … оно постепенно приобретало господство. Как трескается стекло, неравномерно нагреваемое в разных своих частях, так и русское общество, неодинаково проникаясь западным влиянием во всех своих слоях, раскололось.

Раскол, произошедший в русской церкви XVII в., был церковным отражением этого нравственного раздвоения, вызванного западным влиянием в обществе. Тогда стали у нас друг против друга два миросозерцания, два враждебные порядка понятий и чувств, два лагеря…»

Но только ли дело в западном влиянии? Ведь результатом этого влияния было отнюдь не использование немецких или английских собственных имен. Западное влияние ЛИШЬ ПОДТОЛКНУЛО веяния, которые к тому времени УЖЕ ПРОИСХОДИЛИ в русском государстве.

И потом, уже в переписи 1646 г. (т.е. началу царствования Алексея Михайловича, использование старорусских имен/прозвищ в официальных документах практически сведено на нет. А до петровских реформ было еще очень далеко.

Итак, какие события? Какие веяния? Перелопатив весь XVII век, я таки не нашел ответа на мой вопрос. События, происходившие в этом столетии, насыщенны, ярки и, действительно, полны драматизма: голод, смута, народные восстания, гибель старой и рождение новой царской династии. Но, вглядываясь в логическую цепь этих событий, изучая причины их появления, не удалось их связать с моим главным вопросом: «Почему к середине XVII столетия в вышеупомянутых селениях практически ВСЕ НЕХРИСТИАНСКИЕ имена/прозвища БЫЛИ практически полностью ВЫТРАВЛЕНЫ из употребления без исключения?»

Попытки ответа на этот непростой вопрос приводят нас к выводу, что необходимо обратиться к обыкновенному быту, практике. Заглянем в справочник Н.А. Петровского:

«…Регистрация новорожденных детей проводилась ТОЛЬКО церковью, где осуществлялся обряд крещения. Таким образом, крещения не миновал НИ ОДИН ребенок, даже если его родители были неверующими. Какие же имена давались тогда? В русской православной церкви были (да и теперь есть) особые книги – месяцесловы, или святцы. В месяцеслове на каждый день каждого месяца записаны имена святых, которых в этот день чтит церковь. Священник перед обрядом крещения предлагал на выбор несколько имен, которые значились в святцах на день рождения ребенка. Этим обычно дело и кончалось…

Во всяком случае, ребенку МОЖНО БЫЛО ДАТЬ ТОЛЬКО ТАКОЕ ИМЯ, КОТОРОЕ ИМЕЛОСЬ В СВЯТЦАХ. Никакого вольнодумства тут не допускалось…»

Итак, первое с чего мы начнем – святцы! Заглянем для начала в «Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона»:

«Святцы – т. н. список святых, чтимых православной церковью, составленный в порядке месяцев и дней года, к которым приурочено празднование и чествование каждого святого. Церковные святцы назначаются для богослужебного употребления; они печатаются при богослужебных книгах – канонике, акафистнике, молитвослове, в конце их, а иногда в середине.

Окончательной, однообразной редакции святцев, печатаемых в церковных книгах, не существует. Одно только правило соблюдается непременно – каждое имя, заносимое святцами, должно принадлежать канонизованному церковью святому».

Для тех, кто никогда не видел месяцеслова, воспроизведем ниже небольшой отрывок из него:

«…1 февраля (19 января). Прп. Макария Великого, Египетского. Свт. Марка, архиеп. Ефесского. Прп. Макария, постника Печерского. Блж. Феодора, Христа ради юродивого, Новгородского. Обретение мощей прп. Саввы Сторожевского, Звенигородского. Прп. Макария Римлянина, Новгородского. Свт. Арсения, архиеп. Керкирского. Прп. Антония, столпника Марткопского.

2 февраля (20 января). Прп. Евфимия Великого. Прпп. Евфимия схимникаи Лаврентия затворника, Печерских. Мчч. Инны, Пинны и Риммы. Мчч. Васса, Евсевия, Евтихия и Василида.

3 февраля (21 января). Прп. Максима исп. Мч. Неофита. Мчч. Евгения,Кандида, Валериана и Акилы. Прп. Максима Грека. Мц. Агнии девы. Мч.Анастасия. Ктиторской и именуемой «Отрада», или «Утешение», Ватопедскихикон Божией Матери…»

Таким образом, для тех, кто имел счастье родиться 2 февраля, на выбор предлагалось 6 имен, из которых 4 ПРАКТИЧЕСКИ НЕ УПОТРЕБЛЯЛИСЬ! Получается, что рожденные в этот день ОБЯЗАНЫ были именоваться Евфимием или Лаврентием!

Итак. Теперь наш главный вопрос. Кто и когда составил этот месяцеслов?

Ответ на этот вопрос дает библиографический словарь «Литература Древней Руси». Святцы появились как выдержки из русских Житий, составлявших основу фундаментального труда «Четьи-Минеи».

Великие Четьи-Минеи (ВМЧ) («четьи» – др. рус. – для чтения, «минеи»– от греч. месяц) – свод из 12 месячных книг (миней), своеобразная рукописная энциклопедия древнерусской духовной книжности XVI в., включающая оригинальные и переводные памятники, главным образом житийные и риторические, церковно-учительные слова и другие сочинения отцов церкви. Первые русские четьи минеи были составлены под редакцией московского митрополита св. Макария (1428-1563). Следующее, более известное составление принадлежит ростовскому митрополиту св. Димитрию (1651-1709).

Вот, оказывается что! Я просто не там искал. Точнее искал ответа на вопрос совсем не в том столетии! А между тем, ответ на мой вопрос может находиться на 100 лет раньше, в веке XVI, т.е. во времени Ивана Грозного!

ВМЧ были созданы как своеобразный многотомный сборник «всех книг четьих», «чтомых» на Руси (преимущественно «святых», предназначавшихся для «душеполезного» чтения). Состав их, подобранный и утвержденный церковью, должен был регламентировать годовой «круг чтения» на каждый день. Известны три «чистовых», полностью завершенных списка ВМЧ, фактически представляющих три самостоятельные редакции, или, точнее – три 12-томных книжных свода: Софийский, Успенский и Царский (названия спискам даны по месту их первоначального хранения). Успенский список ВМЧ – единственный из всех трех сохранившихся в полном составе на полках Патриаршей библиотеки. Внешнее оформление книг ВМЧ выдержано в торжественном стиле «второго монументализма». Размеры каждого 12-томного книжного свода огромны и вполне соответствуют названию «Великие» минеи, в отличие от значительно меньших по объему миней домакарьевского состава. Каждая из 12 книг ВМЧ насчитывает от 1500 до 2000 листовбольшого формата (так называемый «александрийский лист»).

Формирование трех беловых списков ВМЧ длилось около 25 лет. Создание Софийского свода ВМЧ было начато в Новгороде в 1529-30 гг. и длилось в течение 12 лет. Создание Софийского списка ВМЧ происходило в Новгороде при архиепископском доме Макария трудами «многих различных писарей»и книжников, переписывавших произведения, переделывавших их и предпринимавших новые переводы и сверку их по греческим оригиналам, «от иностранных и древних пословиц переводя на русскую речь», как писал в предисловии к ВМЧ Макарий. Для формирования первоначального состава ВМЧ были привлечены материалы всех подвластных архиепископу Макарию новгородских и псковских библиотек. Работа над Успенским и Царским списками частично продолжала проводиться в Новгороде (здесь копировались тексты Софийского списка), но, став митрополитом «всея Руси», Макарий смог привлекать к работе писцов и книжников различных городов и монастырей со всех концов России, а окончательное оформление книг происходило, очевидно, под его наблюдением в Москве, в его митрополичьем скриптории.

Созданию ВМЧ предшествовала огромная составительская, переводческая и редакторская работа; она заключалась в сплошной и весьма существенной идейно-стилистической переработке всего пестрого собранного материала с тем, чтобы изложение в ВМЧ было выдержано в едином торжественном и велеречивом стиле «второго монументализма».

Итак, теперь нам понятно, когда именно появились «Четьи-Минеи». Но зачем, с какой целью Макарием они были составлены? Мы вплотную подошли к анализу событий, произошедших в середине XV столетия.

Православная церковь и язычество.

В XII-XIII вв. церковники жаловались на то, что их храмы пустуют:

«Если какой-нибудь плясун, или музыкант, или комедиант позовет на игрище, на сборище языческое, ТО ВСЕ ТУДА РАДОСТНО УСТРЕМЛЯЮТСЯ и проводят там, развлекаясь, целый день. Если же позовут в церковь, то позевываем, чешемся, сонно потягиваемся и отвечаем: «Дождливо, холодно» или еще чем-нибудь ОТГОВАРИВАЕМСЯ

На игрищах нет ни крыши, ни защиты от ветра, но нередко и дождь идет, дует ветер, метет метель, но мы ко всему этому ОТНОСИМСЯ ВЕСЕЛО, увлекаясь зрелищем, гибельным для наших душ.

А в церкви и крыша есть, и приятный воздух, НО ТУДА ЛЮДИ НЕ ХОТЯТ ИДТИ».

Язычество продолжало существовать в самых широких слоях простолюдинов, отражая народную культуру, идеологию и мировоззрение. Новое же отношение к миру ФОРМИРОВАЛОСЬ ПЕРВОНАЧАЛЬНО В КНЯЖЕСКО-БОЯРСКОЙ СРЕДЕ.

Это важное замечание. Христианство во многом поначалу проигрывало язычеству. По наблюдению Н.П. Павлова-Сильванского, даже в XV в. финские племена Водской пятины (современная С-Петербургская губерния) поклонялись деревьям и камням и приносили им жертвы.

А. Шмеман пишет:

«Христианство на Руси насаждалось «сверху» самой государственной властью».

Своей моралью, своим учением, обрядами ОНО БЫЛО СОВЕРШЕННО ЧУЖДО исконному язычеству восточных славян. Между христианством и язычеством началась многовековая борьба, приведшая, в конце концов, к так называемому двоеверию – синтезу православия и язычества. Кардинал д'Эли в начале XV в. писал в Рим:

«Русские в такой степени сблизили свое христианство с язычеством, что трудно было сказать, что преобладало в образовавшейся смеси: христианство ли, принявшее в себя языческие начала, или язычество, поглотившее христианское вероучение».

Один из защитников славянского язычества Ярослав Добролюбов уже в XX в. выражается более категорично:

«…Христианство – очень жестокая религия, непримиримая к инакомыслию: «Не мир пришел я принести, но меч. Ибо я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку – домашние его» (Матф.10) …И ведь разделил! Мечом и разделил. А что может быть хуже раздора в семье? Что может быть хуже гражданской войны? Стоит ли этот бог хотя бы одного такого раздора? А сколько было их?»

И в этом же контексте он говорит:

«А кто отречется от меня пред людьми, отрекусь от того и я пред Отцом Моим Небесным». То есть фактически он подводит к тому, что лучше отрекитесь от отца своего, чем от меня. Поскольку иначе в ад.

Язычество менее строго. Оно более природно, более естественно. Там в случае, например, засухи вполне приемлемо погрозить в небо кулаком и высказать Сварогу все, что ты о нем думаешь. Христианство же, напротив, за подобное справедливое человеческое «богонедовольство» обещает ад и страшные муки.

Русская культура была ЗАДАВЛЕНА христианством. Что христианство направило ее по узкой стезе, ЗАСТАВЛЯЯ ПОСТОЯННО ХВАЛИТЬ САМОЕ СЕБЯ. Чем дальше от X века, тем более это заметно…»

Не буду заострять внимание на формулировках. Не в этом главная цель этой статьи. Для нас основное – найти побудительные причины, послужившие тому, что язычеству в XV веке была объявлена смертельная война.


Источник