Родовая память

Обучение

БИЛОТЕРАПИЯ

Тонкополевая медицина

Психологическое консультирование

Услуги для компаний

Это интересно

Разное

20.06.2017 Мистический знак в руской народной культуре

Со второй половины 20 в. в литературе стало появляться понятие, связанное с самоподобием – «фракталом». Оно постепенно стало входить с позиций точных наук [8, с. 40]. Вместе с тем, это понятие, отождествляющее часть целостности, повторяющей эту целостность, можно соотнести с явлениями культуры. Самоподобный образ самоустроения в рамках современных воззрений иногда связывают с синергетикой, в рамках которой изучаются общие закономерности явлений перехода от хаоса к порядку и обратно. Однако различного рода структуры, напоминающие явления самоподобия существовали в древнейшей культуре (например, в наскальной живописи палеолита и узорах Древнего мира). Необходимо отметить, что некоторые исследователи уже проводили в своих работах параллели между синергетическими подходами и древним мышлением человечества. 

Так, Ю.В. Кирбаба в своей диссертационной работе пишет: "Происхождение синергетической парадигмы, …. связано с самыми древними этапами становления культуры. Модели самоорганизации были сформированы ещё на этапе становления мифологического сознания" [6, с. 104]. Было замечено, что в основаниях древних космогонических преданий лежат истоки самоподобия, которые проявляют себя в трёх древнейших образах: 1) концентрические круги; 2) древовидный образ; 3) спираль [6]. М.В. Алексеева в своей статье отмечает, что "мировоззрение наших предков, выраженное в обрядовых действиях, лежит в русле современных научных представлений о развитии вселенной в рамках теории нелинейных систем" [1, с. 137]. 

Исходя из этого, мы предполагаем, что самоподобие является всеобщим, древним образом мышления: "Синергетические принципы и модели, как теперь становится ясным, являются универсальными категориями мышления, а потому нашли отражение в самых древних пластах человеческой культуры" [6, с. 104].

Самоподобные построения обнаруживаются и в образцах народного творчества: в узорах, хороводах, песнях, легендах, обрядах, оберегах и т.д. Рассмотрим некоторые памятники руской народной культуры с целью определения статуса и смыслов древних самоподобных знаков.

Предания о папоротнике. Примером придания особого значения самоподобию в народных представлениях можно считать живые и сегодня предания о папоротнике. Папоротник - один из ярчайших примеров природного стохастического самоподобия. В народе существовало и продолжает существовать поверье, будто накануне праздника Ивана Купалы (время летнего солнцестояния, пограничное время) ночью цветёт папоротник: "сияет огненным пламенем и освещает местность; что если только его сорвать и бежать домой,.. то этот цвет даст возможность его обладателю открывать клады  и получить богатство" [3, с. 78]. Здесь мы видим, как самоподобное построение наделяется особым мистическим статусом: с его помощью можно разгадать тайны Вселенной.

Гадание с зеркалами. В народе верили, что с помощью особых обрядовых действий - гаданий - можно установить взаимодействие с потусторонними силами, в результате которого человек узнает о своём будущем. Одним из самых распространённых в руской исконной культуре является гадание при помощи двух зеркал: "ставят два зеркала одно против другого,... поместившись между двух зеркал,... глядит внимательно в поставленное пред собою зеркало" [3, с. 23]. Интересно, что если поставить два зеркала друг напротив друга, мы получим опять-таки самоподобное, концентрическое изображение. Такой самоподобный образ, "фрактальный коридор", образованный отражением зеркала в зеркале, представлялся нашим предкам дорогой в потусторонний мир, что также свидетельствует о священном статусе самоподобия в народных воззрениях.

Заговоры. Другим видом обрядового взаимодействия земного и потустороннего миров были заговоры: "Первобытный человек был уверен в способности слова действовать на животных и людей, на природные силы и силы сверхъестественные. При этом важно не только знать действенное слово, но и правильно его сказать [озвучить]. Иначе вызываемые силы или не услышат, или не поймут, или обидятся на неверную интонацию" [11, с. 70]. Так, заговоры в представлениях наших предков являлись видом прямого разговора с потусторонними силами и строились по определённым законам. Исследователь-лингвист Е.А. Бондарец отмечает, что в каждом заговоре словами-образами задаются главные образы "топонимического заговорного пространства": "На море, на океане, на острове, на буяне, лежит бел-горюч камень-Алатырь" [2, с. 58]; "стоит свят окиян-камень, на святом окиян-камне сидит красная девица..." [3, с. 291]. Если представить такое пространство изобразительно, то мы получим концентрические круги: море-окиян – окружность 1, остров-буян – окружность 2, камень-Алатырь – окружность 3, красна девица – окружность 4.

Колыбельные песни. Обратим внимание, что круговое строение имеют многие руские народные колыбельные песни. Мухамадиева Д.М. так описывает концентрическое строение образного ряда колыбельных: в середине находится сам ребёнок; далее помещаются мама, бабушка, отец, няня - его ближайшее окружение; на следующем круге находятся образы домашних, своих, добрых животных (кот, коза, мышка); на следующем круге располагаются чужие, дикие, злые животные (медведь, волк); на последнем - потусторонние существа (Бука, Дрёма и т.д.) [9]. Такая "концентрическая" колыбельная песнь служила ребёнку оберегом [7, с. 253]: он помещён в средоточие и как бы окружён несколькими вписанными друг в друга кругами, которые призваны защитить его от злых сил.

Узорная вышивка. Обережным значением в народе  наделялись многие виды народного творчества: песни, заговоры, узоры, хороводы и т.п. Самым распространённым, повседневным оберегом служила узорная вышивка на одежде, которая, по мнению наших предков, должна была принести своим владельцам удачу и благополучие, предотвратить воздействие злых сил: "Вплоть до середины 19 столетия «украсы» не изменяли, дабы не нарушить и не исказить древний священный смысл, передавали из поколения в поколение, тщательно соблюдая «каноны»" [5, с. 10]. Важно, что многие древнейшие образцы славянского узорочья, применявшиеся в вышивках, набойках на ткани, настенных росписях и т.д. обладают свойствами самоподобия, с дробной размерностью. Так, среди образцов исконного народного узора, представленных в книге С.И. Писарева, мы находим древние образы концентрического и самоподобного формообразования [10]. По мнению М.А. Качаевой, ладовой ряд руского народного узорочья имеет спиралевидный вид: "Структура ритмического ряда заложена траекторией рисунка ... Таким образом, внешнее знака только выделяет те или другие участки ритмического ряда, представляющие собой не что иное, как наложенные друг на друга части границ отдельных колебаний — импульсов, составляющих спираль" [5, с. 38].

Хороводы. Самоподобные образы-действия – спирали и концентрические круги – ярко проявляются и в народных хороводах. Первый тип в разных местных исконях носит различное название: капуста, клубок, улитка и т.п. Как можно догадаться из названия, рисунок такого хоровода представляет из себя спираль – вид, обладающий самоподобным строением. Второй тип - концентрические хороводы – является одним из самых простых и распространённых: часто в народе водили хороводы двумя кругами, когда мужчины находились в срединном кругу, а женщины во внешнем, и наоборот [4, с. 28]. Таким образом, хоровод представлял собой обережный знак в движении: "...хороводы охватывают всего человека, приобщая его к безконечному круговороту Вселенной" [11, с. 54]. То есть через "самоподобное движение" наши предки как бы соединялись со всеобщими законами мироздания, ведь повторяемость и подобие, характерные в этих явлениях, проявляются и в ладовом повторении природных явлений (движение небесных тел; смена времен года, дня и ночи; периодичность приливов и отливов; чередование максимумов и минимумов солнечной активности; электромагнитные волны и т.д.), и в самой природе, окружавшей наших предков (деревья, растения, облака и т.д.).

Из вышесказанного следует, что наши предки придавали особое священное и даже мистическое значение образам, которые мы сегодня называем образами и явлениями самоподобия.  Использование самоподобных знаков было направлено на осуществление некого взаимодействия-разговора со Вселенной, в ходе которого человек должен был получить знание и применить его для сохранения человечества. Возможно, наши предки духовно ощущали в самоподобии некий всеобщий принцип и первопричину мирового Лада.

Итак, в руской народной культуре архетипичные самоподобные знаки связываются с категориями потустороннего и обережного, священного и мистического. 

Духно Алина Борисовна. Исследователь руской народной культуры. Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (МГУ им. М.В. Ломоносова).


Литература

1. Алексеева М.В. Выразительный потенциал и философия фольклора и современных форм его сохранения  // Философия и искусство: Материалы IV Международной конференции / Отв. ред. Т.П. Заборских. – М.: РАМ им. Гнесиных, 2015. – С. 133-139.

2. Бондарец Е.А. Лексико-семантическая структура мифологизмов в восточнославянском фольклоре (На материале сборников заговоров) : дис. … канд. филол. наук: 10.02.01: Тюмень, 2004. 

3. Забылин М. Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. – М., 1880. – 607 с.

4. Зеленко А., Шитик С. Летняя гулянка: игры, танцы, хороводы, забавы. – М., 1927. – 32 с.

5. Качаева М. Сокровища русского орнамента. – СПб., 2008. – 202 с.

6. Кирбаба Ю.В. Генезис синергетической парадигмы: культурологические аспекты: дис. … канд. культурологии. – Саратов, 2004.

7. Левкиевская Е.Е. Славянский оберег. Структура и семантика. – М.: "Индрик", 2002. – 336 с.

8. Мандельброт Б. Фракталы и искусство во имя науки // Фракталы как искусство. Сборник статей / Пер.с англ., фр. Е.В. Николаевой. – СПб.: "Страта", 2015. – С. 36-47.

9. Мухамадиева Д.М. Коммуникативное пространство традиционной колыбельной песни :на материале русских, татарских, украинских, казахских и немецких колыбельных песен Тюменской области) : дис. … канд. филол. наук: 10.02.19:  Тюмень, 2006.

10. Писарев С.И. Древнерусский орнамент с 10 по 17 век включительно на парчах, набойках и других тканях / С.И. Писарев. – СПб.: Типолитогр. В.В. Комарова, 1903. – 219 с.

11. Уколов В.С., Рыбакина Е.Л. Музыка в потоке времени. – М., 1988. – 318 с.


Если вы хотите всегда вовремя узнавать о новых публикациях на сайте, то подпишитесь на нашу рассылку.